Сотворение женщины

Трактовки библейского текста

Согласно Библии, Бог сотворил человека как мужчину и женщину. Творению женщины в библейском тексте уделено особое внимание. В данной статье рассматриваются основные идеи трактовок творения женщины, принятые как в христианстве, так и в иудаизме. Статья задумана как первая по теме "Женщина в Библии", поскольку существуют разные мнения о том, как Библия представляет женщину, и есть необходимость изложения различных точек зрения традиционных и современных комментаторов.

Сотворение человека

Первый библейский текст

Адам и Ева в раю
Адам и Ева в раю

Первый библейский текст о сотворении человека находится в первой главе первой книги Библии Бытие. Строки о сотворении человека расположены в конце повествования о сотворении мира, характеризуя, таким образом, человека как венец творения, сотворением которого завершаются этапы творения мира.

 

Первый библейский текст о сотворении человека не делает никаких различий между мужчиной и женщиной и не намекает на какую-либо иерархию между ними: "И сказал Бог: сотворим человека по образу Нашему и по подобию Нашему... И сотворил Бог человека по образу Своему, по образу Божию сотворил его; мужчину и женщину сотворил их" (Быт. 1:26-27). Этот текст, согласно традиционным толкованиям иудаизма и христианства, провозглашает всех людей, как мужчин, так и женщин, образом и подобием Творца. Мужчина и женщина в равной мере названы человеком, сотворенным по образу Божию[1][2]. Поэтому данный текст рассматривается многими современными авторами как библейское основание учения о равенстве полов.

 

Традиция иудаизма, помимо этого, содержит отдельное толкование сотворения первого человека. Согласно трактатам Мишны, первый человек представлял из себя андрогинное существо, обладающее мужской и женской сторонами одновременно (Брахот 61а, Эрувин 18а). В дальнейшем андрогинный человек, согласно этому толкованию, был разделен на мужскую и женскую половины, повествование о чем содержится в следующей главе Бытия (Берешит)[3]. Некоторые современные авторы, следуя древней традиции аллегорических толкований, предлагают понимать андрогинность не в буквальном, а в духовном смысле, подразумевая, что в природе человека заложено как мужское начало (по традиции к мужскому началу относят разум), так и женское (по традиции к женскому началу относят чувства)[4].

Второй библейский текст

Второй текст о сотворении человека находится во второй главе книги Бытия и  отличается от первого. Если в первом тексте о человеке говорится как образе и подобии Божием, что указывает на духовную природу человека, то во втором тексте акцент делается на физической природе: человек создан из "праха земного"(Быт. 2:7). В данной статье нет возможности излагать подробно разные варианты интерпретаций библейской истории сотворения человека. Однако, в двух словах стоит отметить, что первый человек может пониматься как персонифицированно, так и в качестве собирательного образа. К примеру, в христианской традиции Адам может пониматься как "Всечеловек", образ всего человечества как целого (хотя традиционное понимание связывало такой образ с персонифицированным Адамом, в котором потенциально содержится весь род человеческий). А в комментариях к брюссельскому изданию Библии указывается возможность понимать второе повествование о творении человека как наделение духовным началом животного существа, которое до того развивалось в лоне природы[1]. Такая интерпретация допускает совмещение библейского текста с эволюционными представлениями.

Сотворение женщины

Текст о сотворении женщины (по мнению ряда исследователей,  вообще все изложение о сотворении мира и человека) по своей форме является отражением древнейших сказаний Востока[1]. Библейское повествование, таким образом, изложено на свойственном древней культуре языке мифологии. По мнению многих современных интерпретаторов, не следует искать в таких текстах буквальное толкование, хотя, тем не менее, в символике мифа сокрыты определенные сакральные или же ценностные смыслы, так что такие библейские тексты продолжают служить источником духовных знаний. 

 

Сотворение женщины описано во второй главе Бытия как отдельный творческий акт, что способствует пониманию женщины как важного человеческого существа, отличного от мужчины. В синодальном переводе этот текст звучит так: "И сказал Господь Бог: не хорошо быть человеку одному; сотворим ему помощника, соответственного ему. Господь Бог образовал из земли всех животных полевых и всех птиц небесных ... но для человека не нашлось помощника, подобного ему. И навел Господь Бог на человека крепкий сон; и, когда он уснул, взял одно из ребр его, и закрыл то место плотию. И создал Господь Бог из ребра, взятого у человека, жену, и привел ее к человеку. И сказал человек: вот, это кость от костей моих и плоть от плоти моей; она будет называться женою, ибо взята от мужа своего" (Быт.2:18-24). 

 

В отличии от первого текста о сотворении человека, второй текст, описывающий творение женщины из части тела мужчины, исторически часто использовался в христианстве для утверждения патриархальных представлений. Однако, согласно традиционным комментариям, основной смысл данного образа заключается в том, что между мужчиной и женщиной существует тесная связь[1]. Обладая единой природой, мужчина и женщина взаимно дополняют друг друга и соответствуют друг другу как части одного целого. Согласно Библии, среди всех сотворенных животных не нашлось ни одного, кто соответствовал бы человеку подобным образом, и только женщина стала соответствовать мужчине.

Создание Евы (Гюстав Доре)
Создание Евы (Гюстав Доре)

Согласно библейскому тексту, перед тем, как создать женщину, Творец погрузил Адама в глубокий сон. Ряд комментаторов (как иудейских, так и христианских) отмечают, что слово "тардема", которое в традиционных версиях переведено как "глубокий сон", используется для указания на чрезвычайную важность события, которое должно совершиться. Это слово употреблено в тексте Бытия 15:12, где говорится о "крепком сне" Авраама, во время которого Господь предсказал будущее его потомства[2][5][6]. Согласно комментариям, "тардема", таким образом, относится не к естественному сну человека, а к экстатическому состоянию, которое вдохновлено свыше. Это же слово употреблено, к примеру, в книгах 1 Царств 26:12 ("сон от Господа") и Исайи 29:10 ("навел на вас Господь дух усыпления"). В Септуагинте на греческом языке это слово переведено как έκστασις (экстаз)[6], что в англоязычной версии Брентона переведено как trance (транс)[7].

 

По мнению ряда авторов традиционных комментариев, Адам, находясь в этом экстатическом состоянии или во сне, видел творение Евы (с чем, в частности, некоторые связывают возглас: "это кость от костей моих")[6][8]. С точки зрения некоторых комментаторов, которые понимают творение Евы буквально, Адам не терял сознания и видел реально происходящие вещи[6]. С точки зрения других комментаторов, Адам видел сотворение Евы как сновидение, вдохновленное Богом[9], или же как экстатическое видение (подобное видениям пророков). Такая трактовка может соответствовать аллегорическому пониманию творения Евы и оставлять вопрос о буквальных физических событиях открытым (в таком случае важно раскрытие смысла символики).

Согласно библейскому тексту, женщина сотворена из ребра мужчины. Различные комментаторы толкуют, почему выбрано именно ребро, исходя из физического расположения ребра в теле, повторяя одну и ту же интерпретацию (которую иногда приписывают святому Августину[10]): "Женщина была сотворена из ребра, взятого у человека: не из его головы, чтобы управлять им, не из его ноги, чтобы он потом топтался по ней, а из его ребра, чтобы быть равноценной ему, находиться под защитой его мышцы, быть близко к его сердцу и быть его возлюбленной"[11]. Или: "Женщина была сделана не из головы, чтобы не господствовать над мужем, и не из ноги, чтобы ее не попирали, а из места под рукой – чтобы ее защищали. Это место было близко к сердцу, чтобы ее любили"[12]. Потребность женщины в защите традиционно отмечают многие комментаторы, но некоторые авторы замечают, что ребро обладает функцией защищать сердце человека, и объясняют символику сотворения Евы также еще и тем, что женщина должна защищать от зла и тревог сердце мужчины[4].

 

Помимо обсуждения символики ребра, ряд комментаторов предлагают другой вариант перевода с иврита слова "цела", традиционно понятого в христианстве как "ребро". Это слово имеет также такое значение как "сторона" или "грань"[4]. В этом случае библейский текст переводится не "взял одно из ребер его", а "взял одну из его сторон". В иудейской традиции перевода Торы присутствуют оба варианта значения слова "цела"[13]. Вариант перевода как "сторона" в большей мере соответствует толкованию, согласно которому первый человек был не мужчиной, а андрогином. Таким образом первый человек оказался, согласно этой версии, разделенным на два пола[3]. В данной трактовке мужчина и женщина появляются одновременно и вопрос о первенстве одного из них не стоит. В иудаизме отсутствует такая теологическая логика, согласно которой мужчина является главой женщины по причине того, что он сотворен первым, а женщина сотворена из его части. Такая идея отсутствует в Ветхом Завете (Танахе). Образ мужа как главы жены в параллели с порядком творения появляется только в текстах апостола Павла. Однако, апостол Павел подразумевал под этим не господство мужа над женой, а жертвенную любовь, подобно тому, как Иисус Христос отдал себя в жертву за людей (Еф. 5:25). (Подробнее тема женщины в посланиях апостола Павла должна рассматриваться в отдельных статьях).

 

Некоторые комментаторы рассматривают женщину подчиненной мужчине на том основании, что в библейском тексте творение Евы связывается с ролью помощника. Например, в Толковой Библии Лопухина текст о жене как помощнице мужа комментируется таким образом: "всякий помощник стоит в общественном смысле ступенью ниже своего непосредственного начальника"[6]. Однако, по мнению многих других комментаторов, подобная смысловая трактовка слова "помощник" опровергается тем, что помощником библейские тексты называют самого Бога.

 

Помимо этого, основываясь на убеждении, что повествование о творении женщины написано в культурном плане языком древнего мира, ряд современных богословов пришли к выводу, что текст о сотворении женщины для мужчины следует понимать симметрично: не только женщина создана для мужчины, но и мужчина для женщины, то есть оба пола сотворены друг для друга. Такое утверждение содержится, например, в современном катехизисе Католической церкви: "Священное Писание утверждает, что мужчина и женщина были созданы друг для друга: «Не хорошо быть человеку одному». Женщина, «плоть от плоти его», то есть творение, равное ему и самое близкое, дана ему Богом в качестве помощи, представляя таким образом Бога, Который есть «помощь наша»" (ККЦ 1605)[14]. Схожие аргументы об интерпретации роли женщины как помощника и о взаимном соответствии мужчины и женщины выдвигаются и в протестантском богословии[15]. Однако, идея о том, что мужчина сотворен для женщины так же, как женщина для мужчины, оказывается проблематичной для согласия наиболее консервативной части протестантизма, для которой приоритетным остается буквальное понимание библейского текста, прежде всего евангелистов.

 

Кроме того, богословы выдвигают аргумент о том, что необходимость создания женщины указывает на "неполноту", недостаточность мужчины, а не на более низкое положение женщины[5]. Иудейские комментаторы, как и христианские, опровергают то, что роль помощника является унизительной. Один из видных ортодоксальных комментаторов Торы XIX в. раби Шимшон бар Рефаэль Гирш (1808-1888) так описал смысл сотворения женщины: "Человек уже находился в райском саду, но Б-г все еще не сказал о нем "хорошо". ... Пока человек один, все “не хорошо”, и мир не может достичь совершенства, которое является целью его создания. Полнотой и законченностью, о которой можно сказать “хорошо”, обладает только женщина. Лишь она способна придать законченность мужчине и миру. Эта истина была глубоко усвоена нашими мудрецами, учившими, что только с помощью женщины мужчина может стать поистине “мужчиной”, только вместе муж и жена образуют “Адама”-человека. Эта задача слишком велика, чтобы кто бы то ни было справился с ней в одиночку.  Чтобы человек мог исполнить свое предназначение и достичь совершенства, Б-г создал женщину. Женщина должна была стать его "подмогой, соответственной ему". Достаточно поверхностного взгляда, чтобы понять, сколько здесь уважения к достоинству женщины.  Быть  "подмогой" не означает подчинения мужчине. Этот термин означает, что женщина помещена в сферу деятельности мужчины, и подразумевает их полное равенство на основе взаимного соответствия . Женщина должна стоять на стороне мужчины, на том же уровне, что и он, рядом с ним"[16].

 

Иудейская традиция, как и христианская, утверждает единство мужчины и женщины, обретаемого в браке. На брак, согласно всем комментариям, указывают слова: "прилепится к жене своей и будут двоя одна плоть" (Быт. 2:24) (..."они становятся одной плотью"). Ортодоксальный иудаизм идею взаимного дополнения полов возводит в максиму: мужчина без жены - это не полный человек, он не может жить полноценной жизнью[2]. Только тогда, когда две половины человека объединяются в одно, они становятся полным человеком. Такая трактовка соответствует интерпретации, согласно которой Бог изначально сотворил андрогинное существо[3]. Одинокий мужчина оказывается лишен женской стороны существа человека, которую он должен обрести в браке. Подобный взгляд, с одной стороны, как будто унижает одинокого человека, но, с другой стороны, смягчает идею о мужском превосходстве. Во многих языках "мужчина" и "человек" обозначаются одним и тем же словом, у некоторых мыслителей возникал даже вопрос, является ли женщина человеком. Но ортодоксальная традиция иудаизма утверждает, что мужчина - не полный человек без женщины, а как бы "пол человека"[16].

 

Христианская традиция также утверждает взаимодополнение полов. Однако, максима, согласно которой полнота человека обретается только в браке, для христианства неприемлема. Иисус Христос, согласно христианской традиции, не был женат, а апостол Павел не только не женился, но и утверждал, что безбрачие является более превосходным путем, нежели брак (хотя не возводил это собственное мнение в требование от имени Бога, а высказывал как личный совет) (1 Кор. 7). На протяжении столетий в церкви практиковалось  монашеское безбрачие. Согласно христианской традиции, добровольный выбор безбрачия утвержден Иисусом Христом словами: "есть скопцы, которые сделали сами себя скопцами для царства небесного" (Мф. 19:12)[14]. Поэтому христианство, в отличии от ортодоксального иудаизма, не утверждает, что вступление в брак и рождение детей является обязательной заповедью. Тем не менее, в ортодоксальном христианстве брак рассматривается священным союзом настолько, что является таинством церкви.

 

Катехизис Католической церкви так объясняет символику текста о сотворении женщины: "Женщина, которую Бог создает из ребра, взятого у человека, и которую Он к нему приводит, вызывает у человека возглас восхищения, восклицание любви и общения: «Вот, это кость от костей моих и плоть от плоти моей» (Быт 2, 23). Мужчина открывает женщину как другое «я» того же человеческого рода. Мужчина и женщина сотворены «друг для друга», но это не значит, что Бог сделал их «наполовину» или «не полностью»; Он сотворил их ради общения личностей, в котором каждый может быть «помощником» другому, потому что они одновременно равны как личности («кость от костей моих...») и взаимодополнительны как мужское и женское" (ККЦ 371-372)[14]. В то время как консервативные протестанты сосредотачиваются на идее взаимной дополняемости полов, а более либеральные протестанты - на идее равенства полов, католическое вероучение совместило оба понятия.

 

Синодальный перевод Библии не достаточно точно передает коннотацию радости Адама от того, что он обрел соответствующую ему пару. В синодальном переводе сказано: "вот, это кость от костей моих и плоть от плоти моей". В иудейских переводах говорится: "На этот раз - это кость от кости моей и плоть от плоти моей" (перевод Сончино) или же: "Эта на сей раз! Кость от моих костей и плоть от плоти моей!" (перевод Фримы Гурфинкель). Тем самым текст подчеркивает, что, в отличии от животных, среди которых Адам не нашел соответствующую ему пару, Ева, имеющая ту же человеческую природу, подошла ему[3]. В ряде современных христианских переводов это выражено словом "Наконец-то!" или "Наконец!", а в некоторых переводах добавлено уточнение, что Адам обрадовался сходству Евы с собой. Например: "Наконец-то! Она такая же, как и я! Кость её от кости моей, и плоть её от плоти моей" (World Bible Translation Center). 

 

Согласно традиционному христианскому толкованию, гармоничные отношения между мужским и женским полом были нарушены из-за грехопадения первых людей. Традиционный иудейский комментарий содержит предостережение о двух возможностях взаимоотношений мужчины и женщины. Согласно агадическому мидрашу, слова Творца "сотворим помощника, соответственного ему"  допускают два понимания: значение дополнения ("стоящий рядом") и противоположное по смыслу значение противостояния ("стоящий напротив"). Еврейские толкователи объясняют, что женщина будет помощницей, если мужчина это заслужит, но если же нет, то женщина будет тем, кто всегда против него (Берешит Раба 17)[3].

Список использованной литературы

[1] Комментарии Брюссельского издания Библии ("Жизнь с Богом", 1989)

[2] Классические комментарии Торы "Сончино", составленные главным раввином Британской империи Й. Герцем (1913-1946) в I пол. XX в.

[3] Комментарии Торы Раши. (Раши (акроним Рабейну Шломо Ицхаки; 1040-1105) - крупнейший средневековый комментатор Талмуда и один из классических комментаторов Танаха).

[4] Д. В. Щедровицкий. Введение в Ветхий Завет. Пятикнижие Моисеево. - М.: Теревинф, 2017, с. 50, 57

[5] Комментарии Новой Женевской учебной Библии (New Geneva Study Bible, издана в 1995 г., переименована в Reformation Study Bible в 1998 г.)

[6] Комментарии Толковой Библии Лопухина (популярный библейский комментарий, изданный в 1904-1913 г. под редакцией А. П. Лопухина)

[7] Brenton Septuagint Translation (перевод Септуагинты на английский язык 1844 г., сделанный сэром Ланселотом Чарльзом Ли Брентоном, англиканским священником, который перешел в движение Плимутских братьев)

[8] Толкования Ефрема Сирина на книгу Бытия (Ефрем Сирин (ок. 306-373) - христианский богослов, почитаемый как отец церкви, самый известный из сирийских отцов церкви)

[9] Pulpit Commentary (гомелетический комментарий к Библии XIX в., , созданный под редакцией преподобного Джозефа С. Экселла и Генри Дональда Мориса Спенс-Джонса, в 23 томах)

4 апреля 2019 г.

[10] Например, Олешук Евгений в статье "Ребро Адама" на сайте прихода храма св. Иоанна Кронштадтского в Минске приводит эту цитату, указывая авторство Августина: "Женщина произошла из ребра мужчины. Не из ноги, чтобы быть униженной. Не из головы, чтобы превосходить. А из бока, чтобы быть бок о бок с ним. Из-под руки, чтобы быть защищенной. И со стороны сердца, чтобы быть любимой". (К сожалению, никаких ссылок, в какой работе Августин написал эту интерпретацию, автор статьи не указывает. В интернете можно найти много повторов цитаты, но без точной ссылки на первоисточник).

[11] Мэтью Генри. Толкование Ветхого и Нового Заветов (Matthew Henry. Exposition of the Old and New Testaments, в шести томах. Мэтью Генри (1662-1714) - английский пресвитерианский священнослужитель)

[12] Уильям МакДональд. Библейские комментарии верующих (William MacDonald. Believers Bible Commentary. Уильям МакДональд (1917-2007) - евангелистский богослов консервативного движения Плимутские братья)

[13] Слово "цела" переведено на русский язык как "сторона", к примеру, в известном переводе Фримы Гурфинкель (род. 1950), а также в переводе комментатора XIX в. раби Шимшона бар Рефаэля Гирша (1808-1888)

[14] Официальный катехизис Католической церкви (русский перевод, изд. 1997)

[15] Например, Комментарии Даласской богословской семинарии (Roy B. Zuck and John  F.Walvoord. The Bible Knowledge Commentary: An Exposition of the Scriptures by Dallas Seminary Faculty, издававшиеся в 1980-е г.)

[16] Комментарий Торы раби Шимшона бар Рефаэля Гирша (перевод издательства "Швут Ами" на сайте Центра еврейского образования "Маханаим")