Православие и контрацепция

В православии отсутствует руководящий центр, подобный папе римскому в католичестве, постановления которого были бы обязательными для всех православных. Для православных важным духовным авторитетом в вопросах веры и церковной практики является святоотеческое предание (наставления древних отцов церкви). Некоторые православные, как и официальное католичество, склоняются к мнению, что святоотеческое предание не допускает применения контрацепции. Однако, другие православные считают, что древняя практика церковного осуждения направлена против того, что приводит к абортам, но вопрос контроля рождаемости вне этой темы вообще не рассматривается в период отцов церкви[1]. Среди православных нет консенсуса о контроле рождаемости: некоторая часть православных относится к контрацепции негативно, но другие православные считают приемлемыми неабортивные методы контрацепции.

Примеры сходства с католическим учением

В качестве примера неприятия искусственных методов контроля рождаемости можно привести Греческую православную церковь, которая в 1937 году специальным окружным посланием осудила все формы контрацепции, кроме основанных на воздержании[2]. Такая позиция совпадает с учением католической церкви, провозглашенным вначале папой Пием XI в энциклике Casti Connubii в 1930 году.  В 1968 году папа Павел VI издал энциклику Humanae Vitae, где подтвердил это учение и заявил, что "каждый супружеский акт должен оставаться открытым для передачи жизни". После провозглашения этой энциклики патриарх Константинопольский Афинагор отправил папе Павлу VI послание, в котором назвал ее "добрыми шагами" и заявил о своем с ней согласии[3].

Алексий Янг
Алексий Янг, в настоящее время - иеромонах Амброзий

Наиболее консервативной части православных оказывается близко католическое различение приемлемых естественных и неприемлемых искусственных методов контрацепции. Так рассуждает, например, священник Русской православной церкви за рубежом Алексий Янг (в настоящее время - иеромонах Амброзий), духовный сын известного американского православного весьма консервативного монаха Серафима Роуза[4]. По мнению Алексия Янга, практика искусственного контроля рождаемости ("таблетки, презервативы или любой другой вид устройства") осуждена в православии. В подтверждение этого он приводит пример решения церкви Греции 1937 года и утверждает, что аналогичным образом относились к контрацепции православные других церквей.

 

Янг отмечает, что, хотя в православии дети не считаются основной целью брака, как в католической традиции, они считаются естественным результатом брака и благословением Бога. Бездетность в православной традиции всегда понималась как большое горе, поэтому, если пара не хочет иметь детей, то, по мнению Янга, ей не следует вступать в брак, поскольку она хочет лишь "легализовать блуд".

 

В качестве единственного приемлемого способа предотвращения зачатия, если того требует физическое и моральное благополучие семьи, Янг признает сексуальное воздержание, объясняя это тем, что воздержание - "аскетический" метод, основанный на самоотречении и самоконтроле. Янг перечисляет три случая соблюдения воздержания.

1. Полное воздержание: после того, как супруги родили нескольких детей они могут договориться в дальнейшем жить "как брат и сестра". Такие примеры в православной традиции есть, они основаны на идеале монашества.

2. Ограничение сексуальных контактов. Это в любом случае происходит с теми православными верующими, которые в полной мере соблюдают периоды постов.

3. Метод ритма и современные методы естественного планирования семьи, которые, как утверждает Янг, одобрены православной церковью[5].

 

РПЦЗ, к которой принадлежит Алексий Янг, никакой официальной позиции о контроле рождаемости не заявила, хотя предположительно там преобладает консервативная позиция по этому вопросу.

Примеры расхождений с католическим учением

Иоанн Мейендорф
Иоанн Мейендорф (1926-1992)

Ряд православных богословов критикует католическую идею деления методов контрацепции на приемлемые естественные и неприемлемые искусственные. В частности, известный православный богослов в Америке протоиерей Иоанн Мейендорф в книге "Брак: православная перспектива" рассуждает об учении католической церкви и задается вопросом, действительно ли воздержание "естественно", а любой медицинский контроль сексуальной функции должен быть осужден как греховный из-за того, что "искусственный". Мейендорф напоминает о словах апостола Павла, что сексуальное воздержание может вести к "разжиганию" и спрашивает: "Наука не способна воспроизводить деторождение более гуманно, контролируя его, так же как контролирует питание, среду обитания и здоровье?".

 

По мнению Мейендорфа, хотя церковные власти поместных церквей могут иногда делать заявления о контроле рождаемости, идентичные папским, такие заявления никогда не были поддержаны всей полнотой православия.  Он также считает, что православной церковной традиции несвойственно давать моральное руководство путем выдачи стандартных формул универсальной значимости, когда в действительности требуется личный акт совести. В заключении рассуждений Мейендорф пишет: "Есть формы контроля рождаемости, которые будут приемлемы и даже неизбежны для некоторых пар, в то время как другие предпочтут избегать их. Это в особенности верно в отношении "таблетки" (то есть гормональных контрацептивов)[6].

 

Православная церковь в Америке, к которой принадлежал Иоанн Мейендорф, в 1992 году признала допустимым использовать методы контрацепции, не делая различий между естественными и искусственными и единственным условием оставляя непричинение вреда плоду, если он уже зачат. В официальном заявлении церкви об этом сказано: "Супружеские пары могут выразить свою любовь в сексуальном союзе без постоянного намерения зачать ребенка, но только те средства контроля зачатия внутри брака приемлемы, которые не причиняют вред уже зачатому плоду"[7]. В оригинале текста на английском языке употреблено слово fetus ("плод"), которое в научной литературе, как правило, означает зародыш от 8-й (или 9-й) недели после зачатия. Русская православная церковь в "Основах социальной концепции" 2000 года использовала слово "эмбрион", которое в научной литературе обозначает зачатый зародыш до 8-й недели. 

 

Русская православная церковь различает абортивную и неабортивную контрацепцию. Использование неабортивной контрацепции не приравнивается к аборту. Однако, ее применение, хотя и не запрещается во всех случаях,  осуждается, если она используется "из эгоистических побуждений". В документе РПЦ сказано: "Некоторые из противозачаточных средств фактически обладают абортивным действием, искусственно прерывая на самых ранних стадиях жизнь эмбриона, а посему к их употреблению применимы суждения, относящиеся к аборту. Другие же средства, которые не связаны с пресечением уже зачавшейся жизни, к аборту ни в какой степени приравнивать нельзя. Определяя отношение к неабортивным средствам контрацепции, христианским супругам следует помнить, что продолжение человеческого рода является одной из основных целей богоустановленного брачного союза. Намеренный отказ от рождения детей из эгоистических побуждений обесценивает брак и является несомненным грехом"[8].

Динамика перемен и распространенность взглядов

Митрополит Каллист (Уэр)
Митрополит Каллист (Уэр) (род. 1934)

В настоящее время есть основания полагать, что в современном православии в целом преобладает признание допустимости использования методов искусственной контрацепции (без абортивного действия). Об этом сообщает, в частности, авторитетный английский православный богослов, епископ Константинопольской православной церкви митрополит Каллист (Уэр). Читая слова митрополита Каллиста о контроле рождаемости в разные годы, можно предположить постепенное изменение взглядов среди православных в мире по этому вопросу.

 

В раннем издании своей книги "Православная церковь" 1963 года митрополит Каллист категорично утверждал (стр. 302): "Искусственные методы контроля рождаемости запрещены в православной церкви".

 

Двадцать лет спустя, в исправленном и дополненном издании 1984 года, митрополит Каллист уже говорит о наличии полярных подходов в православии (стр. 302): "Использование контрацептивов и других способов контроля рождаемости в православной церкви в целом сильно обескураживает. Некоторые епископы и теологи всецело порицают использование таких методов. Другие, однако, недавно начали принимать менее строгие точки зрения и настаивают, что вопрос лучше оставить на усмотрение каждой отдельной пары, в консультации с духовным отцом".

 

Спустя еще десять лет, в издании 1993 года, митрополит Каллист уже рассказывает об изменении точки зрения многих православных (стр. 296): "Относительно контрацептивов и других форм контроля рождаемости существуют расходящиеся мнения внутри православной церкви. В прошлом контроль рождаемости был в целом решительно осуждаем, но сегодня стал преобладать менее строгий взгляд, не только на западе, но и в традиционных православных странах. Многие православные теологи и духовные отцы полагают, что ответственное использование контрацепции в браке не греховно само по себе. С их точки зрения, вопрос о том, как много детей иметь паре и с каким интервалом времени, лучше решать самим партнерам, руководствуясь своей собственной совестью"[9].

 

Существуют споры о том, насколько прав митрополит Каллист, действительно ли большинство православных сейчас принимают искусственную контрацепцию, и произошло ли изменение взгляда в православии в целом. Однако, представляется очевидным, что в современном мире консенсус по поводу контроля рождаемости среди православных отсутствует, и что немалое число православных не отвергает возможность использования в тех или иных обстоятельствах искусственных методов контрацепции, хотя при условии, что эти методы не имеют абортивного эффекта. 

Список использованной литературы

[1] Paul Evdokimov. The Sacrament of Love. - Crestwood, NY: SVS Press, 1995. P.174

[2] The Greek Orthodox Church and position regarding birth control. - Contracept Fertil Sex (Paris). 1983 Sep;11(9):1053-5 (at Web site of the US National Library of Medicine National Institutes of Health)

[3] Patriarch Athenagoras telegram to Pope Paul VI, 9 August 1968, reprinted in Towards the Healing of Schism, ed. & trans. E.J. Stormon ,1987, p. 197

[4] Hieromonk Damascene (Christensen). Review of Letters from Father Seraphim, The Orthodox Word #228 (2003), p. 46

[5] Priest Alexey Young. The Orthodox Christian Marriage. - Orthodox America, Issues 154-155 (1998-1999)

[6] John Meyendorff. Marriage: An Orthodox Perspective. - St. Vladimirs Seminary Pr., 1975, p. 62

[7]  Synodal Affirmations on Marriage, Family, Sexuality, and the Sanctity of Life. - Orthodox Church in America, 1992

[8] Основы социальной концепции Русской православной церкви, XII.3. Архиерейский собор, 2000

[9] Timothy Ware. The Orthodox Church. - Penguin Books (1963, 1984, 1993)

19 ноября 2016